Цитата

Говори только о том, что тебе ясно, иначе молчи.

Последние комментарии

06-10-2018
Таксист из Индии каждый...
Очень вдохновляет
01-05-2018
Как прощать и просить...
Не умею прощать, ни себя ни других. Приятного в этом мало, живу с мечтой отомстить обидчикам.
20-02-2018
В поисках Учителя....
Здравствуйте. Я педагог-организатор.
18-12-2017
2 главных принципа в...
Спасибо
08-08-2017
Джулия Робертс: «...
ШАНС Немецким галстуком не прикроешь душу, Французский акцент – ещё не Делон. Претензий дождь заме

Притча

  Один человек пришёл к Учителю и пожаловался: — Учитель, я не вижу никакого смысла в...

Подробнее

Подписаться на рассылку

Подписка на новости в социальных сетях

Интервью для журнала «Magazine»

intervyu_dlya_zhurnala.jpg

 

Что помогает вам «держать зал» - ваш внутренний импульс или риторические, актерские приёмы тоже используются?

У меня нет в арсенале того, что принято называть «профессиональной ораторской техникой», поскольку я раньше вообще не предполагал, что буду выступать со сцен, перед огромными залами. К слову, в школе я вообще был самым стеснительным ребенком. Хотя, нет – нас двое таких было – тех, кто не мог отвечать у доски даже безупречно выученный урок. Необходимость отвечать перед всем классом полностью парализовывала меня.

И поэтому учителя подсаживались ко мне за парту и спрашивали меня отдельно, чтобы я мог хоть что-то рассказать им из пройденного материала, показать, что их труд не был напрасным. Да, вот такая бывает стеснительность. А сейчас, во взрослой жизни, сыграла не "жажда сцены", а желание делиться с людьми чем-то по-настоящему ценным. Сначала я пробовал это делать перед небольшой аудиторией. И оказалось, что я востребован. Это дало уверенность. Аудитория прирастала, меня стали приглашать все чаще, ширилась география выступлений.

А как вы осознали это желание делиться?

Знание приносит счастье, даёт уверенность. Когда вы чувствуете настоящее счастье, вам хочется им делиться. Так же бывает от встречи с визуальной красотой: увидев что-то красивое, вы тут же хотите рассказать об этом близким. В этой канве, делясь счастьем, мне очень легко общаться с людьми. А общение «на зачёт», когда оценивают твой уровень – это всегда меня сковывало. А еще была встряска-перемена – событие, которое поделило мою жизнь на «до» и «после». В 1982 году я испытал клиническую смерть.

Дело было в советском Ленинграде, на дворе – атеистические времена и материализм. Мне хотелось поделиться увиденным там. Но когда я об этом заикнулся, то быстро понял, что «здесь и сейчас» меня, пожалуй, не поймут, и дело может кончиться психиатрической лечебницей. Но воспоминания «оттуда» приходили еще не один раз, и я стал искать литературу по теме, изучать воспоминания людей, переживших клиническую смерть. И захотелось узнать, куда идёт душа, когда в тело вернуться уже невозможно, каковы её дальнейшие участь и путь?

Тело – сложно скроенная одежда души, но не более того.

С этого момента и начались мои философские поиски. Начинал я, разумеется, как советский атеист и постепенно подобрался к восточным философиям, к «Бхагавад-Гите». Начались медитации, занятия йогой. И постепенно я пришел к потребности делиться.   

Каков ареал ведической культуры в современном мире? Как он менялся в последние годы?

По моим наблюдениям, даже в атеистические времена люди были склонны к духовным поискам. В Ленинграде 1980-х это ярко ощущалось. Тогда понятие «самая читающая страна» ты ощущал физически: входишь в вагон метро – и все вокруг с книгами. Причем, не с покет-буками детективов и фэнтэзи, а с книгами весомыми, где, как сейчас принято говорить, «много букв» – Толстой, Достоевский, научно-популярные издания.  «Махабхарата», которую тогда легально издали как литературный памятник тиражом в сто тысяч экземпляров, разлетелась из книжных магазинов за неделю.

А в 1982-м году мы стали издавать «Бхагавад-Гиту» с комментариями по калькуттскому изданию. Правда, она, в отличие от «Махабхараты», проходившей как эпос, издавалась и распространялась нелегально, с риском неодобрительного внимания со стороны КГБ. Но люди откликались. Люди любили читать, были склонны к философским поискам. Сейчас атмосфера заметно изменилась: читающих людей гораздо меньше, все больше доля созерцателей видео, даже журналы стали упрощенными – текстовой материал из них вытесняет так называемая «инфографика» – объяснения в картинках.

В этом информационном пространстве человеку трудно сосредоточиться на философии. Кругом этакий информационный йогурт со вкусовыми добавками, а философия – жесткая пища. Впрочем, мы берем актуальные контексты, близкие людям, начинаем объяснять. С простых образов и ситуаций к сложным, требующим эмоционального взросления.  И так, постепенно, шаг за шагом люди входят в мир ведической культуры.

Нынешняя жизнь насыщенна стрессами и поисками самых примитивных версий понятия «счастье», больше стало грубой, примитивной сексуальной энергии. А причина в том, что стало меньше интеллектуальной нагрузки, философского знания. При том, что формальной религиозности стало больше, налицо упадок религий. Назначение религии – быть прививкой против деградации. Но религия сейчас ослабла настолько, что остановить деградацию неспособна. Это общее явление и в Европе, и в Америке.

Всё так мрачно?

Не совсем. Мировые религии сейчас мобилизуются, ведут активный поиск нового языка, ищут пути сопротивления постгуманизму. Но силы не хватает. А сила, как известно, – это знания. Мы, пропагандисты ведической философии, предлагаем людям знание, вне зависимости от того, какова их конфессия. Ведическая культура не требует отречения от родного вероисповедания, не ставит перед выбором «или-или».

Сейчас у всех на устах понятие «психология третьего тысячелетия». Что за ним стоит?

Думаю, это не оппозиция классической психологии, а выход на новый уровень. Психология третьего тысячелетия не противопоставляет дух, философию и эмоцию, а рассматривает внутренний мир человека в комплексе, цельно.

К слову, есть ли в этой сфере темы «ажиотажного спроса»?

Конечно. Был ажиотаж и вокруг психологии третьего тысячелетия, и вокруг Аюрведы – ведической медицины, и вокруг «Бхагавад-Гиты». Российская интеллектуальная среда очень влюбчива. Причем, все, что затмила собой очередная полюбившаяся идея, объявляется устаревшим и достойным упразднения. Мол, сбросим с парохода современности и тогда-то ка-а-ак заживем! Но это своего рода ребячество, наивность. Ведическая культура избегает понятий «упразднение», «отрицание», избегает любых разновидностей разрушения. Экономику, медицину, религию, науку нельзя упразднять.

Нельзя жертвовать наукой ради религии и жертвовать религией ради слепого, механического прогрессизма. Психология третьего тысячелетия не претендует на вытеснение материалистической науки. А вот их синтез, гармонизация – это был бы продуктивный поворот. Высший смысл ведической культуры – божественная любовь. Та самая, что мы со времен «окна в Европу» искали на Западе и надеялись обрести.

А она там была?

В эпоху Возрождения – вероятно. А сейчас остался гедонизм и чувственность. Чувственность и любовь – это, согласитесь, не совсем одно и то же. Потому-то западные интеллектуалы с такой надеждой смотрят и на Россию, и на Индию – они чувствуют, что в этих странах, в этих цивилизациях еще есть душа, есть духовный метаболизм.

Александр, вы ведь еще и профессиональный художник. Есть ли у вас выставочная деятельность?

Запас своих картин есть, но выставок я еще не устраивал. Просто некогда. Выставка пока только в планах.

А кто любимый художник?

Одного единственного нет. Я люблю целую художественную эру – эпоху Возрождения. Это была уникальная эпоха. Оказавшись в Лувре, видя картины и скульптуры Ренессанса живьем, я ощутил их особую энергетику. Сейчас ничего подобного нет. У художников Ренессанса была способность видеть Высшее и переносить это озарение на холст или в мрамор. К слову, даже сто-двести лет назад энергетика искусства была более насыщенной. Причем, и на зрительском уровне: люди различали больше тональных оттенков, могли развернуто описывать свои визуальные впечатления.

А в традиционной китайской культуре обучение вообще начиналось с музыки и живописи. Юный человек сначала учился ощущать красоту, а уж затем считать. А нынешнее восприятие оно именно «цифровое». Не в смысле технического термина digital, а по типу ориентации. Мол, дайте нам последовательность действий, мы список составим.

«Сколько вешать в граммах?»

Именно. Между тем, ведическое знание передается образами. Но с цифровым, информационным миром ведическая философия вполне уживается. Словом, ведическая философия оптимистично трактует прогресс. Да, бесспорно! Просто в ведической культуре прогресс не состоит лишь в материальном изобилии. Счастье – это гармония. Человечество постепенно подходит к осознанию этой истины. 

 

Интервью журналу  «Magazine», Новосибирск, июль 2015 года

Вам также будет интересно:

  Великий мужчина должен обладать тремя качествами: Он должен знать цель и смысл...
  У мужского разума существует пять основных функций. Первая и вторая функции — это...
  Каждый знает, что семья – это важно, однако все знают и то, что строить семью...
  Как воспитывать наших детей? Что делать, если наступает сложный период в отношениях с...
  Человек может быть внешне красив, а внутри пуст. И наоборот — внешне невзрачен, а...

Добавить комментарий